05_10_13 (05_10_13) wrote,
05_10_13
05_10_13

О тождестве Рюгена, острова Руси и острова Буяна. Часть 1.

Оригинал взят у 131_km в О тождестве Рюгена, острова Руси и острова Буяна. Часть 1.
Оригинал взят у skurlatov в О тождестве Рюгена, острова Руси и острова Буяна. Часть 1.
Смотрел два телесюжета о наших предках - доктор исторических наук Игорь Данилевский о Рюрике как князе-воителе из славяноязычной Южной Балтики и его набегах на Фризию, Англию и Францию перед прибытием на княжение в Великий Новгород (телеканал "365 дней ТВ") и английский документальный фильм "Викинги" (серия 5) о симбиозе скандинавов и славян на южнобалтийском побережье и далее на землях, позднее известных как Польша и Русь (телеканал Viasat History). Оба рассказа опираются на недавние археологические находки. Ниже - развитие-детализация темы, которую ранее убедительно поднял Николай Тимофеевич Беляев в исследовании "Рорик Ютландский и Рюрик начальной летописи" (1929). - Оригинал взят у mansikkala в О тождестве Рюгена, острова Руси и острова Буяна. Часть 1.
Оригинал взят у swinow в О тождестве Рюгена, острова Руси и острова Буяна. Часть 1.
Описания острова Руси из многочисленных арабских текстов, а также сведения об острове Руяна (или Рюген) и его обитателях, из немецких текстов - демонстрируют очень много, подчас, весьма красноречивых совпадений. На самом деле, идея тождественности этих мест неоднократно предлагалась многими авторами. Но помимо этих групп сведений - арабских и немецких текстов, есть и ещё один пласт данных. А именно - русский фольклор, в котором также часто упоминается некий мистический центр руси, русского государства, источник русской силы, да и просто центр мира - остров Буян.  Описание коего есть, по сути - одна из его основ, краеугольный камень русского эпоса.




Предлагаю подробно рассмотреть всё это и сравнить.



Восточные тексты приведём, в основном, по работам Б.Н.Заходера, Каспийский свод сведений о Восточной Европе. Том 2, М. 1967. и Древняя Русь в свете зарубежных источников, Т. III, М. 2009.

Арабские тексты, посвящённые руси изобилуют весьма живыми подробностями. Это действительно впечатляет. Там мы находим детальное описание жизни русов 10-13 веков (или даже ещё раньше) - их торговли и войн, походов и захватов, посольств и сражений. Узнаем чем они занималась в Европе, на Каспийском, Азовском, Чёрном и Средиземном морях. А также в арабских землях - от северной Африки до Средней Азии и Китая. Кроме того, эти тексты содержат подробные описания того, как русь выглядела, как брила бороды, какие браслеты и манисты носила, какие одежды, штаны, куртки и шапки. Многие её обычаи - как делили наследство, судились, ходили в туалет, умывались, хоронили, чем торговали, какие мечи носили, о нравах в отношениях с родственниками. О её городах и знахарях и т.д. и т.п. Есть даже описания того, как некий правитель руси "Буладмир" отправил посольство в Хорезм к тамошнему шаху с просьбой принять ислам, разочаровавшись в христианстве, которое лишило русь привычного для неё образа жизни, связанного с войнами и морским разбоем. Безусловно, эти описания дают нам очень подробную картину жизни той самой руси. И конечно, русь, которая описывается в этих текстах - проживала, по всей видимости, в разных местах в пределах тогдашней Европы. И, как минимум, часть из неё освоилась на просторах Восточной Европы, закрепившись в различных анклавах и колониях. Однако, немаловажной частью арабских описаний руси - являются сведения об острове Руси. Как "земле руси". Видимо - исходной и главной её области. Похоже русь, контактировавшая с арабами, независимо от того, где она уже обитала на тот момент - хорошо помнила о своей прародине и поддерживала с ней постоянную связь. А также, соответственно - рассказывала о своей исконной  земле. Во всяком случае - арабы воспроизвели это и постоянно повторяют. И эти описания действительно очень похожи на Рюген. Надо сказать сами многочисленные землеописательные арабские тексты очень часто содержат повторяющиеся сюжеты, отличающиеся лишь некоторыми деталями. И восходят по всей видимости к ранним общим источникам. Хотя некоторые арабские тексты при этом, являются самостоятельными произведениями, например записи Ибн Фадлана, лично встречавшегося с русами на Волге.

Остров Руси арабами описывает либо как расположенный на озере, либо на море. Есть описания в которых он упоминается одновременно и морским и озёрным.

Один из первых, Ибн Русте приводит следующие сведения: "А что касается русов, то они на острове; вокруг него озеро; остров, на котором они живут, пространством три дня пути, [там] чащобы и заросли; [остров] нездоровый, сырой; если поставит какой-нибудь человек свою ногу, сотрясётся зеля из-за её сырости. У них царь, именуемый хакан-рус."

Гардизи описывает следующее: "Рус - это остров, который лежит в море. И этот остров три дня пути на три дня пути и весь в деревьях. И леса (или рощи) и земля его имеют много влаги, так что если поставить ногу на сырое [место],  земля задрожит от влажности". У них есть царь, которого называют хакан-рус. На острове [живёт] около ста тысяч человек".

Марвази даёт чуть сокращённый вариант: "А что касается русов, то они живут на острове в море; протяжение острова - три дня пути в любом направлении; там деревья и леса, вокруг них озеро. Они (т.е. русы) очень многочисленны." Как видим - здесь остров Руси находится в море, но при этом, упоминается и некое окружающее озеро.

В Худуд аль Алам (персидский географический трактат конца 10-ого века, неизвестного авторства) из всего данного участка упоминается лишь "Они называют государя рус-хакан". Но нам это сведение тоже интересно. О чём чуть позже.

У Йакута (Якут аль-Хамави) видим следующее: "Сказал ал-Мукаддаси: они (русы) - на сыром острове, окружает его озеро, он (остров) - крепость для них, против тех, кто посягает на них. Общее число их - сто тысяч человек".

В.В.Бартольд предлагает немного отличающийся перевод этого же фрагмента из Якута: "Сказал ал-Макдиси: они (русы) находятся на нездоровом острове, окружённом озером (или "маленьким морем"), которое является защитою (крепостью) для них от тех, кто на них посягает. Общее их количество исчисляется в сто тысяч человек."

Ауфи даёт следующую информацию: "Русы живут на одном острове среди моря; как в длинну, так и в ширину остров простирается на  три дня пути. На том острове есть деревья и леса; он со всех сторон окружён морем."

Мубарак-шах очень кратко сообщает: "Русы находятся на островах".

Димашки говорит о русах: "У них в море Майотис остров и боевые корабли" Здесь русский остров автор единственным из всех - располагает в Азовском море. Но конечно никаких крупных островов там нет и никогда не было, думается эта адресация связана с тем, что русы проходя через Восточную Европу, в том числе, спускались на своих боевых кораблях по Дону, попадая в Азов, а оттуда шли дальше. А может быть, и с какой-то локальной причерноморской группой руси, которая тем не менее помнила о своём главном острове.

Ибн Ийас: "Они (русы) - большие народы из тюрок, страна их нездоровая, поблизости от славян. [Страна их] на острове, окружает её озеро и [остров] - крепость для них, защищает их от врагов."

Закарийа Казвани, так же как Йакут ссылается на некоего ал-Мукаддаси: "Рассказывает ал-Мукаддаси, что они (русы) на сыром острове, окружает его озеро, [остров] - крепость для них и препятствие для врагов."

Традиция описания острова Руси сохраняется у восточных авторов всё средневековье, вплоть до поздних, турецких компиляторов, самые последние из которых, правда, зная, видимо, о внушительных размерах современной им России долготу острова Руси увеличили с трёх до тридцати дней.

Но, как видим, практически все указанные восточные авторы сходятся на том, что исконная земля руси, её центр - это некий достаточно крупный остров. Который русы используют как защиту от нападений, как естественную крепость. Очень похожие описания имеются в западных источниках относительно Рюгена и его обитателей. Давайте рассмотрим их.

Вот что об обитателях Рюгена сообщает Гельмольд (I, 36): "Раны же, у других называемые рунами, — это кровожадное племя, обитающее в сердце моря, преданное сверх всякой меры идолопоклонству. Они занимают первое место среди всех славянских народов, имеют короля и знаменитейший храм. Именно поэтому, благодаря особому почитанию этого храма, они пользуются наибольшим уважением и, на многих налагая дань, сами никакой дани не платят, будучи неприступны из-за трудностей своего месторасположения. Народы, которые они подчинили себе оружием, принуждаются ими к уплате дани их храму. Жреца они почитают больше, чем короля. Войско свое они направляют, куда гадание покажет, а одерживая победу, золото и серебро относят в казну бога своего, остальное же делят между собой." И далее (I, 52): "Кроме того, славянскому народу свойственна ненасытная жестокость, почему они не переносят мира и тревожат и с суши и с моря примыкающие к ним страны."

Насчёт почитания жрецов, выше королей, у арабских авторов также есть прямые подобные заявления о русах:

Ибн Русте: "У них знахари, они господствуют над их царем, подобно хозяевам, они приказывают им приносить в жертву создателю то, что они пожелают из женщин, мужчин, табунов лошадей; если прикажут знахари, никому не избежать совершения их приказа: захватывает знахарь то ли человека, то ли домашнее животное, набрасывает веревку на шею и вешает на дерево, пока не утечет дух его; они говорят, что это жертва богу"

Гардизи: "У них существуют знахари, приказ которых властен над их царями; если такой знахарь схватит какого-либо мужа или женщину, набросит веревку на его шею и повесит за ногу, так что придет гибель, они говорят, что это — приказ царя, никто ничего [знахарю] не говорит, а все только соглашаются"

О человеческих жертвоприношениях у жителей Рюгена также сообщают немецкие авторы. В частности тот же Гельмольд отмечает это, заявляя правда, что те приносят в жертву христиан. Но видимо - только христианами дело не ограничивалось. Следы конских жертвоприношений также довольно часто встречаются в археологических материалах балтийских славян. И вообще там существовал целый культ коня, что имело много разных проявлений.

Касательно обычной недоступности жителей Рюгена, тот же Гельмольд сообщает о любопытном событии, походе любекского герцога Генриха на остров через замёрзший в результате очень суровой зимы пролив (I, 38):

Случилось после этого, что один из сыновей Генриха, по имени Вольдемар, был убит ранами. Тогда, движимый и печалью и гневом, отец направил все свои помыслы на то, чтобы отомстить за него. (...) князь снял лагерь с этого места и направился к морю. Узкий же пролив этого моря, который легко можно было охватить глазом, был в это время вследствие суровой зимы покрыт весьма крепким льдом. (...) И было это войско очень велико. (...) Подняв знамена, саксы пошли вперед, а остальное войско, [состоявшее из] славян, последовало рядами за ними. В течение всего дня шли они по льду и глубокому снегу и, наконец, около 9 часов очутились в земле ран. И тотчас же подожгли ближайшие к берегу селения. (...) Лазутчик сакс, посланный с несколькими славянами, тотчас же вернулся и объявил, что подходит неприятель.  И сказал {Генрих] союзникам: «Помните, о мужи, откуда вы пришли и где вы находитесь. Вот стол накрыт, и нам следует спокойно к нему приступить, уклоняться неуместно; значит, нам надлежит принять участие в его утехах. Со всех сторон мы окружены морем, враги перед нами, враги за нами, и нет для нас спасения в бегстве. Укрепитесь поэтому в господе боге всевышнем и будьте мужами храбрыми, ибо одно из двух [нам] остается — или победить, или мужественно умереть». И Генрих выстроил войско и сам стал впереди его с сильнейшими из саксов. Увидав пыл [этого] мужа, раны пришли в великий ужас и послали своего жреца, чтобы тот договорился о мире. Жрец предложил сначала 400, потом 800 марок. (...) И за 4400 марок они достигли мира. Взяв заложников, Генрих возвратился в землю свою и распустил войско, каждое по домам своим.  А [затем] он послал послов в землю ран получить деньги, которые были ими обещаны. Но раны денег не знают (...) Если они случайно, путем грабежа или захватив в плен людей, или как-нибудь иначе получают золото и серебро, то они употребляют их на украшения для своих жен или отдают в казну своего бога. (...) И когда они исчерпали свою общественную казну и все то золото и серебро, которое имелось [у них] дома, то и тогда едва половину уплатили (...). Генрих, разгневанный тем, что раны обещанного полностью не уплатили, начал готовить второй поход в их землю. На следующую зиму, когда море стало удобопроходимым, он, пригласив на помощь герцога Людера, вступил в ранскую землю с большим войском из саксов и славян. И едва они здесь пробыли три ночи, как холода начали уменьшаться и лед таять. И случилось, что, не завершив [своего] дела, они должны были вернуться, едва избежав опасности [погибнуть] в море.

Как видим тогда, относительно легко попасть большому войску на Рюген - естественную крепость для своих обитателей, можно было лишь в результате очень удачного стечения обстоятельств - только зимой, после сильных морозов, которые стояли бы достаточное время. Что случалось явно не каждый год. В итоге на следующий год Генрих уже не смог отомстить обманувшим его руянам. Во времена климатических оптимумов (как сейчас) море вокруг Рюгена не замерзало вообще.

Что касается украшений жён, можно вспомнить указание Ибн Фадлана о жёнах русов: "На шеях у них мониста из золота и серебра, так как, если человек владеет десятью тысячами дирхемов, то он справляет своей жене одно монисто, а если владеет двадцатью тысячами, то справляет ей два мониста, и таким образом каждые десять тысяч, которые у него прибавляются, прибавляются в виде мониста у его жены, так что на шее какой-нибудь из них бывает много монист".

Вот свидетельства, которые относительно руян оставил Адам Бременский в своих "Деяниях архиепископов Гамбурской церкви" (IV, 18): "Недалеко от области склавов находятся, насколько нам известно, три примечательных острова. Первый из них называется Фембре. Он лежит против страны вагров, так что его, как и Лаланд, можно видеть из Альдинбурга. Другой остров  расположен напротив страны вильцов. Его населяет могучее склавское племя ранов, [или рунов]. По закону без учета их мнения не принимается ни одно решение по общественным делам. Их так боятся по той причине, что с этим племенем водят близкую дружбу боги, а вернее, бесы, поклонению которым они преданы более, чем прочие. Оба острова переполнены пиратами и безжалостными разбойниками, которые не щадят никого из проезжающих. Ибо всех, кого другие пираты обычно продают, эти убивают."





Что касается разбойных нападений на кораблях, пиратства и грабежей - помимо торговли, это вообще один из основных мотивов описания руси у арабов. Более того - они даже утверждают что русы вообще не воюют на лошадях, а только лишь на кораблях. По видимому это связано с тем, что русь, знакомая арабам, добиралась до тех в основном и правда только на кораблях, в силу очень дальних расстояний, преодолеть которые на лошадях было бы затруднительно. На самом же Рюгене, европейские авторы описывают конницу. В частности, Саксон Грамматик. Но в любом случае - в любви к кораблям и морскому разбою описания немцев и арабов полностью сходятся.

Например, Ибн Русте: "Русы мужественны и храбры. Когда они нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат его всего. Женщинами побежденных пользуются сами, а мужчин обращают в рабство. Ростом они высоки, красивы собою и смелы в нападениях. Но смелости этой на коне не обнаруживают: все свои набеги и походы производят они на кораблях".

Ауфи: "Они совершают походы на отдаленные земли, постоянно странствуют по морю на судах, нападают на каждое встречное судно и грабят его. Могуществом они превосходят все народы, только что у них нет лошадей; если бы у них были лошади, то они приобрели бы господство над многими народами".

Мухаммад Катиб: "Из-за удаленности [своего] края и отсутствия лошадей они совершают походы для набега по большей части морем"

Интересным также является мотив первенства руси над славянами и того. что она живёт за их счёт. Немцы описывают подчинённость соседней жителям Рюгена. Арабы же заявляют про русь примерно следующее:

Ибн Русте (перевод Б.Н.Заходера): «Они [русы] нападают на славян, садятся на суда, отправляются к ним, полонят их, вывозят в Хазаран и Булгар, продают их; нет у них полей [пахотных], так как они едят то, что привозят из земли славян».

Гардизи: "Постоянно эти люди (русы) ходят войной на славян, [идут] на кораблях, захватывают славян, превращают в рабов, отвозят к хазарам и булгарам и продают. У них нет посева и земледелия, посев их — грабеж славян..." И далее: "Постоянно по сотне и по двести [человек] они ходят на славян, насилием берут у них припасы, чтобы там существовать; много людей из славян отправляются туда и служат русам, чтобы
посредством службы обезопасить себя".


Русь могла пренебрегать сельским хозяйством находясь в далёких походах, в окружении тех, кого она грабила. Но в землях южно-балтийских славян, сельское хозяйство конечно было, на самом деле, хорошо развито, в том числе и на Рюгене. Однако, что интересно, нечто похожее говоря о славянах Западной Балтики, упоминает и Гельмольд (II, 13): "вплоть до недавнего времени этот разбойничий обычай был так у них распространен, что, совершенно пренебрегая выгодами земледелия, они свои всегда готовые к бою руки направляли на морские вылазки, единственную свою надежду, и все свои богатства полагая в кораблях" и далее: "Нападения данов они ни во что не ставят, напротив, даже считают удовольствием для себя вступать с ними в рукопашный бой". Видимо - даже на своей родине, у своих ближайших соседей, эти народы не ассоциировались с мирными фермерами!

А вот Йакут, же напротив заявляет следующее: "Славяне нападают на них (русов) и захватывают их достояние".

В общем и целом - эти арабские свидетельства соответствуют немецким описаниям постоянных войн, которые жители Рюгена вели с соседями и общего над ними преобладания. Но при этом - это также может быть уже описанием отношений между пришлой русью и жителями Русской равнины. К тому же, термин ас-сакалиба в арабских текстах не всегда относится именно к славянам. У меня есть на эту тему отдельный текст, где я попытался рассмотреть это подробно: Что такое ас-сакалиба, была ли русь разновидностью ас-сакалиба? Так же интересно, что ряд арабских источников либо относит саму русь к разновидности ас-сакалиба, (или по-другому записанных славян), или выделяют среди них каких-то славян, а также явно смешивают русов и славян.

В частности Ибн Хордадбех называет русь разновидностью славян (или ас-сакалиба): "Что касается купцов русов, а они — вид славян, то они везут меха бобра, меха черных лисиц и мечи из отдаленных [земель] славян к морю Румийскому , и берет с них десятину властитель Рума". А в Худуд аль Алам заявляется: "Среди них [русов] есть одно из подразделений славян, которое им служит".

В связи с темой связи руси и славян интересными являются также сообщения о трёх разрядах руси. Наиболее полный и ранний вариант этого мы находим у Истахри: "Ар-рус — их три разряда один разряд их — ближайший к булгарам, царь их находится в городе, называемом Куйаба; он [город этот] больше Булгара; один разряд — самый дальний из них — называется ас-салавийа; один разряд, называемый ал-арсанийа; царь их находится в Арса. Люди достигают Куйаба по торговым делам, а что касается арса, то вот не указано, чтобы кто входил туда из иноземцев, так как они убивают всякого, кто из иноземцев вступил на их землю. Вот они спускаются по реке, чтобы торговать, и не сообщают ничего о своих делах и о своих товарах, не разрешают никому присоединиться к ним в качестве спутника, [никого] не вводят в свой страны. Вывозят из арса черного соболя и свинец". В персоязычных текстах названия разрядов переданы соответственно: "Куйана; Аусани; Арта; Джалаба".

Интересно, что Димашки, ссылаясь на сочинение Идриси, рассказывает о четырех (а не о трех) разрядах уже не русов, а самих славян: "салавийа; барасийа; к.рак.рийа; и арсанийакаждый из этих разрядов именуется так согласно названию своей страны, кроме ал-арсанийа". Далее автор уверяет, что "славяне (очевидно, арсанийа) съедают тех, кто бывает у них из иноземцев, так как они дикие и населяют чащи и заросли [на берегу] Обнимающего океана".

В общем, эта тема, взаимоотношений руси со славянами и взаимного перетекания одних в другие - в арабских текстах несколько запутана, но в целом не противоречит славянской, или славянизированной природе южно-балтийских морских народов, отличавшихся при этом, от основной массы - континентальных славян. Здесь же можно вспомнить свидетельство арабоязычного еврея Ибрагима Ибн Яккуба который, упоминая нападение русов с запада (то есть как раз со стороны Поморья и Рюгена) на Пруссию, говорит о том, что русы перемешались со славянами и перешли на их язык.

Касательно разрядов руси, или славян - можно предположить, что Куйаба действительно может быть областью Киева - восточноевропейским форпостом руси. А вот Салавийа, как представляется, может быть упоминанием и какой-то Славии на южном берегу Балтики. Напомним, так в немецких источниках именуется а.) королевство ободритов (варинов-вагров). б.) вообще все земли балтийских славян, с.) некоторые конкретные части, или уделы Поморья, Померании.

Что касается названия Арс-Арт или Арсанийа - то это слово представляется очень интересным. В силу своего очевидного созвучия названию главной крепости Рюгена - Арконы. Учитывая все прочие совпадения, это созвучие не кажется случайным. Аркона защищала главный храм самого почитаемого славянского бога! Нам представляется вполне логичным, что русь наиболее связанная с этим городом могла иметь славу самой суровой и называться, к тому же по имени этого города. И то, что Аркона охранялась от чужаков наиболее сильно - кажется вполне логичным.

Вот, что пишет о Свантевите, храм которого стоял на Арконе, Гельмольд (I.52): "С удивительным почтением относятся славяне к своему божеству, ибо они не легко приносят клятвы и не терпят, чтобы достоинство его храма нарушалось даже во время неприятельских нашествий."

Давайте рассмотрим описание Арконы Саксоном Грамматиком в "Деяниях Данов": "Город Аркона лежит на вершине высокой скалы; с севера, востока и юга огражден природною защитой (...) с западной стороны защищает его высокая насыпь в 50 локтей(...)" Это, снова к вопросу о неприступности острова Русов. И далее: "Посреди города лежит открытая площадь, на которой возвышается деревянный храм, прекрасной работы, но почтённый не столько по великолепию зодчества, сколько по величию бога, которому здесь воздвигнут кумир. Вся внешняя сторона здания блистала искусно сделанными барельефами различных фигур, но безобразно и грубо раскрашенными. Только один вход был во внутренность храма. Сам же храм заключал в себе два ограждения, из которых внешнее, соединенное со стенами, было покрыто красной кровлей; внутреннее же, опиравшееся на четыре колонны, вместо стен имело завесы и ничем не было связано с внешним, кроме редкого переплета балок. В самом храме стоял большой, превосходящий рост человеческий, кумир, (Свентовита) с четырьмя головами, на стольких же шеях, из которых две выходили из груди и две — к хребту, но так, что из обеих передних и обеих задних голов одна смотрела направо, а другая — налево. Волосы и борода были подстрижены коротко, и в этом, казалось, художник сообразовывался с обыкновением руян. В правой руке кумир держал рог из различных металлов, который каждый год обыкновенно наполнялся вином из рук жреца для гадания о плодородии следующего года; левая рука уподоблялась луку. Верхняя одежда спускалась до берцов, которые составлены были из различных сортов деревьев и так искусно были соединены с коленами, что только при внимательном рассматривании можно было различить фуги. Ноги стояли наравне с землёй, их фундамент сделан был под полом. Невдалеке были видны узда и седло бога и многие знаки его божественности. Из них вызывал удивление заметной величины меч, ножны и рукоять которого, помимо превосходного резного декора, украшали серебряные детали.(...) В дар этому изваянию приносилась ежегодно одна монета с каждого мужчины или женщины. Ему также отдавалась треть добычи, соответственно так же выделялась и обосновывалась доля для его защиты. Этот бог имел триста коней и столько же воевавших на них всадников; все богатство, добытое ими оружием или хитростью, отдавалось на попечение жреца. Из этой добычи он создавал всякого рода инсигнии и храмовые украшения и их велел хранить за тайными запорами, где, кроме обилия денег, было собрано много пурпурных тканей, часто прохудившихся от времени. Здесь же видно было огромное количество общественных и частных приношений, собранных благодаря щедрости почитателей и дарам просителей."

Это свидетельство очень перекликается со сведениями из "Золотых лугов" ал-Масуди, вот соответствующий отрывок в переводе А.Я. Гаркави:

"Глава LXVI. Описание зданий, почитаемых Славянами.
В славянских краях были здания, почитаемые ими. Между другими было у них одно здание на горе, о которой писали философы, что она одна из высоких гор в мире. Об этом здании существует рассказ о качестве его постройки, о расположении разнородных его камней и различных их цветах, об отверстиях, сделанных в верхней его части, о том, что построено в этих отверстиях для наблюдения над восходом Солнца, о положенных туда драгоценных камнях и знаках, отмеченных в нем, которые указывают на будущие события и предостерегают от происшествий пред их осуществлением, о раздающихся в верхней его части звуках и о том, что постигает их при слушании этих звуков. (...)"
Надо сказать, Мыс Аркона, ориентирован именно на Восток. И с высокой скалы, коей и является Аркона, очень удобно наблюдать за восходом Солнца.


И далее, ещё ближе к Арконе, хотя описывается уже какой-то "другой" храм: "Еще другое здание имели они на горе, окруженное морским рукавом; оно было построено из красного коралла и зеленого смарагда. В его средине находится большой купол, под которым находится идол, коего члены сделаны из драгоценных камней четырех родов: зеленого хризолита, красного яхонта, желтого сердолика и белого хрусталя; голова же его из червонного золота. Насупротив его находится другой идол в образе девицы, которая приносит ему жертвы и ладон. Это здание приписывают какому-то мудрецу, бывшему у них в древнее время; в предыдущих книгах наших мы уже привели рассказ о нем, о его делах в славянских землях, о колдовстве, хитрости и механизмах его, которыми он пленил их сердца, овладел их душами и прельстил их умы, не смотря на грубость нравов Славян и различие их природных качеств. Бог же владетель милости".

Обратите внимание, что Саксон описывает красную кровлю у арконского храма и пурпурные ткани. Арабы передали это более поэтично и роскошно, через "красный коралл", а равно и самого идола представили выполненным из разных драгоценных самоцветов. Но речь, похоже идёт об одном и том же. Кстати, в русской поэзии серебряного века нашлось место и для этого храма: К.Бальмонт, Четверократность. Интересно также, что здесь Рюген (если речь идёт о нём) арабами понимается как славянская земля.

Касательно мудрости, хитрости, колдовства того, кому был посвящён храм, и знаков, указывающих на будущие события, напомним следующие отрывки из европейских авторов:

Гельмольд (I, 52): "Среди множества славянских божеств главным является Святовит, бог земли райской, так как он — самый убедительный в ответах. Рядом с ним всех остальных они как бы полубогами почитают. Поэтому в знак особого уважения они имеют обыкновение ежегодно приносить ему в жертву человека — христианина, какого укажет жребий. Из всех славянских земель присылаются установленные пожертвования на жертвоприношения Святовиту."

Саксон Грамматик подробно описывает на Арконе знаменитые гадания при помощи коня, которые определяли очень многое в жизни балтийских славян, а также упоминает о других способах гаданий. Например: "Три деревянные дощечки, с одной стороны белые, с другой — черные, бросались в качестве жребия в яму; белое означало удачу, черное — неудачу" Подробней об их гаданиях можно посмотреть здесь: "Жребий" и "жеребец", Свентовит и "крест".

У Саксона видим ещё один любопытный сюжет - о длине бороды у руян. Про идол Свентовита тот указывает: "Волосы и борода были подстрижены коротко, и в этом, казалось, художник сообразовывался с обыкновением руян." И далее, описывая жреца культа: "Его жрец, вопреки отеческому обычаю отличавшийся длинной бородой и волосами (...)". Это перекликается с арабскими упоминаниями о том, что русы бреют бороды.

В частности, у Истахри: "Русы бреют бороды, а некоторые завивают подобно локонам", А Ибн Хаукал: "Некоторая часть русов бреет свою бороду, другие завивают ее наподобие гривы вьючных животных и красят шафраном". Димашки: "Среди них те, кто бреет бороду, и те, кто завивает ее, и те, кто закручивает ее".

Касательно земли русов, у арабов она описывается как изобилующая городами:
Ибн Русте: "Городов у них большое число, и живут в довольстве" ;
Гардизи: "На острове имеются большие города" .
Ибн Ийас: "И она, земля, большая, обширная, в ней — многочисленные города, между городами — большое расстояние" .
У Наджиба Хамадани, правда в очень испорченном тексте, также сохранились упоминания о больших городах русов.

Рюген в средневековье был очень густонаселённым островом, и на нём располагались, в том числе большое число городов, некоторые из которых подробно описываются европейскими авторами. А город Кореница, по описаниям Саксона Грамматика в своё время просто поразил данов своими домами высотой в несколько этажей.

О похоронах русов Ибн Русте сообщает о совместных захоронениях русов и их жён: Когда умирает у них кто-либо из знатных, то выкапывают ему могилу в виде большого дома, кладут его туда и вместе с ним кладут в ту же могилу как одежду его, так и браслеты золотые, которые он носил; далее опускают туда множество съестных припасов, сосуды с напитками и чеканную монету. Наконец кладут в могилу живою и любимую жену покойника. Затем отверстие могилы закладывается и жена умирает в заключении На Рюгене и в прочих землях балтийских славян нередки находки камерных захоронений с большими просторными могилами похожими на описание. Также там обычны парные мужские и женские захоронения. Другим господствующим типом захоронения на Рюгене и в окрестностях являлись кремация с сооружением на месте сожжения курганов разного вида.

Вот сведения об обычае захоронения на Рюгене: Захоронение мёртвых у старых рюгенцев. A.Haas – Totenbestattung bei den alten Rügianern, In: Rügensche Sagen, Stettin 1920, S. 118.: О древних вендах, которые раньше жили на Рюгене, рассказывают, что они хоронили своих мертвецов не по одному, а сразу помногу или хотя бы парами. Когда же у них умирал кто-то, в чьей семье или деревне не находилось в это же время второго покойника, тогда труп его подвешивали над очагом и коптили, так, что тело всё усыхало (мумифицировалось). И в таком виде тело сохранялось на протяжении недель и месяцев, а может и лет, пока не дожидались следующей смерти, приносившей первому покойнику сопровождающего.

Это описание перекликается со свидетельством Ибн Фадлана, побывавшего на похоронах знатного руса. Который, к слову также сообщает о погребении вместе с умершим сопровождавшей его девушки. Но он описывает и ещё кое что. Сначала он сообщает о временном погребении усопшего: Итак, они положили его в его могиле и покрыли ее над ним настилом на десять дней, пока не закончат кройки его одежд и их сшивания. А затем, когда пришло время для церемонии сожжения, Фадлан описывает следующее: Когда же они прибыли к его могиле, они удалили землю с дерева [настила], удалили дерево и извлекли его в покрывале, в котором он умер. И я увидел, что он уже почернел от холода этой страны. Еще прежде они поместили с ним в могиле набиз, [какой-то] плод и лютню. Теперь они вынули все это. И вот он не завонял, и в нем ничего не изменилось, кроме его цвета. Удивительное почернение покойника, а также то, что тот "не завонял" - могут свидетельствовать что его тело также было подвержено копчению, которое описывается для обитателей Рюгена, чего Фадлан мог не видеть. Но сам факт подобного состояния тела - может свидетельствовать именно об этом.

На этом, в силу ограничений размера постинга в ЖЖ, мы заканчиваем первую часть нашего разбора. В следующей мы рассмотрим некоторые другие интересные свидетельства арабов, и совпадающие с ними западные описания. Также уделим внимание географии Рюгена и посмотрим насколько это совпадает с арабскими данными. Кроме того коснёмся традиции именования Рюгена и его обитателей в западных источниках изобилующих упоминаниями их как "русских". А также рассмотрим описания острова Руссии в старинных русских текстах. Которые тоже имеются. И некоторые другие темы. Ну и наконец - рассмотрим упоминания того самого острова Буяна в русских народных  сказках, заговорах и предания. То есть предоставим слово - самой той руси, от которой мы всё это и получили!

За большую помощь в подборе материала выражаю благодарность aloslum-у, а также varing-у.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment