05_10_13 (05_10_13) wrote,
05_10_13
05_10_13

Что такое религия вообще

Оригинал взят у villmanstrand в Что такое религия вообще
Оригинал взят у westaluk в Что такое религия вообще и как возникала общемировая религия, пожирающая нашу цивилизацию? Часть VII
Оригинал взят у wilmanstrand в Что такое религия вообще и как возникала общемировая религия, пожирающая нашу цивилизацию? Часть VII
Оригинал взят у dalbergs_fama в Что такое религия вообще и как возникала общемировая религия, пожирающая нашу цивилизацию? Часть VII
Оригинал взят у westaluk в Что такое религия вообще и как возникала общемировая религия, пожирающая нашу цивилизацию? Часть VII
Оригинал взят у systemity в Что такое религия вообще и как возникала общемировая религия, пожирающая нашу цивилизацию? Часть VII
В полной версии публикуется на сайте http://www.proza.ru (http://www.proza.ru/2015/12/15/537)

В любых проявлениях иррациональной веры не может присутствовать осознанная первоначальная заинтересованность, поскольку заинтересованность обязательно предполагает цель, цель предполагает уверенность в её необходимости, а уверенность органически несовместима с верой. Сначала возникает некая, как правило, плохо осознаваемая духовная потребность в вере, в приобщении к некоторой широкого охвата гипотезе, снимающей напряжение от вынашиваемых человеком в мыслях и беспокоящих его вопросов, к гипотезе, снижающей стресс от неспособности добиться непротиворечивого представления о законах общественного устройства, социальной и межличностной психологии, принципов организации мироздания. У каждого человека имеется свой набор, так сказать, эндогенных и экзогенных факторов стресса. Такая потребность возникает по самым разным причинам, как от недостатка интеллекта, так и от повышенного его уровня. Почувствовав прелесть приобретения душевного равновесия и успокоения от приобщения к подобной гипотезе, проникаясь отработанными обрядами и культовыми действиями, которые возникли и устоялись в среде верующих, человек всё дальше уходит от реальности, превращаясь в раба духовных команд и аксиом, генерируемых и контролируемых распространителями религиозных догм. С тех пор как человек начал существовать в неком подобии общества, люди, заинтересованные в укреплении и распространении религиозной веры никогда не переводились.

Вера может быть добровольной и может быть вынужденной. Когда человек в самых различных областях бытовых, профессиональных, духовных интересов постоянно сталкивается с необходимостью преодолевать сопротивление принятых обществом канонов веры, то подавляющая часть социума даже незаметно для себя теряет силы сопротивления. Другая часть сознательно мимикрирует. Так было, например, в СССР, где даже наедине с собой человек не мог избавиться от давления коммунистической религии, то же было в фашистских странах, невероятное давление на неверующих и иноверующих оказывается в мусульманских странах. Сегодня в самых что ни на есть цивилизованных странах на людей оказывается мощное давление. В Швеции, например, досточно высказать что-то не соответствующее линии национальной пропаганды, чтобы натолкнуться на общественное презрение, на кличку "расист", "фашист" и т.п. Аналогичная ситуация существует в Германии, Франции, в других скандинавских странах.

Всё это является чётким доказательством того, что в распространении и поддержании религиозной веры кто-то оказывается заинтересованным. Верующие фанатики никак не могут реализовывать давление на государственном уровне. Поведение верующих импульсивно. Кто-то на государственном уровне должен направлять их активность. Если мы будем разбираться в деталях, демонстрирующих то, как генерируется и направляется религиозная энергия масс, то мы сможем многое понять в вопросе о том, кому и для чего это нужно. Самый поверхностный взгляд на эту проблему позволяет сделать вывод о том, что не только религия первого типа оказывала государственное давление на социум. В индустриальных обществах религия второго типа ничем не отличалась по силе давления от религии аграрного периода развития человечества. На похоронах Мао Цзедуна присутствовал 1 миллион жителей Китая. Его гробницу посетило 148 миллионов людей. Когда умер Сталин вся страна рыдала. И это, несмотря на то, и китайский, и советский божки истребили десятки миллионов ни в чём неповинных людей. Глупо и бессмысленно сводить религию к пятикратному стуканью головой об пол, к целованию икон и чтению духовных книг. Религия является мощной силой, которая селективно работает на различных этапах человеческой цивилизации.

По существу это - личное дело человека верить в то, во что ему верится, это его неотъемлемое право при условии, однако, того, что его вера не вредит другим людям. Но, к сожалению, в реальном обществе каждый верующий человек, полагающий, что отвечает за свои действия, на самом деле в той или иной степени за свои действия не отвечает. Дело в том, что вера может быть очень заразной и вот почему. Связано это с основным аттрибутом веры - с отсутствием возможности верифицировать догматы веры, отсутствием на уровне подсознательном полной уверенности в существовании объекта веры, с заталкиваемыми таким образом в подсознание сомнениями. Когда человек верующий оказывается в среде себе подобных, то, наблюдая за внешними проявлениями веры других, он укрепляется и в своей вере. Этот процесс укрепления в вере происходит по экспоненциальному закону: чем больше экстаз окружающих и чем больше число верующих, тем крепче вера каждого соучастника коллективного проявления веры. Я вспоминаю о нашей домработнице в Калифорнии, незадолго до этого эмигрировавшей из Украины в США. Она, несмотря на очень стеснённое положение со средствами и на двоих детей, каждую субботу отправлялась на ночь в церковь в Сан Франциско. На мой вопрос, а не проще ли и комфортнее молиться дома, она мне ответила: "В коллективе верится лучше!" .

Писатель Корней Чуковский, побывавший в 1936 году на съезде партии, вспоминал явление Сталина народу: "Вчера на съезде сидел в 6-м или 7-м ряду... Вдруг появляются Каганович, Ворошилов, Андреев, Жданов и Сталин. Что сделалось с залом! А ОН стоял, немного утомленный, задумчивый и величавый. Чувствовалась огромная привычка к власти, сила и в то же время что-то женственное, мягкое. Я оглянулся: у всех были влюбленные, нежные, одухотворенные и смеющиеся лица. Видеть его — просто видеть — для всех нас было счастьем. К нему все время обращалась с какими-то разговорами Демченко. И мы все ревновали, завидовали — счастливая! Каждый его жест воспринимали с благоговением. Никогда я даже не считал себя способным на такие чувства. Когда ему аплодировали, он вынул часы (серебряные) и показал аудитории с прелестной улыбкой — все мы так и зашептали: „Часы, часы, он показал часы“ — и потом, расходясь, уже возле вешалок вновь вспоминали об этих часах. Пастернак шептал мне все время о нем восторженные слова... Домой мы шли вместе с Пастернаком и оба упивались нашей радостью." Интересно, у кого-то, кто побывал в кратере диктаторского идиотизма, может возникнуть сомнение в том, что религия второго типа по своим проявлениям никак не отличается от религии первого типа? Какое значение имеет, что боженька Сталин начал свою сознательную жизнь уголовником, Бенито Муссолини - социалистом-марксистом, боженька Адольф Гитлер родился в результате инцухта, а боженька Мао Цзедун был психически больным сексуальным маньяком, не пропускавшим ни одной юбки и лишившим девственности многие сотни самых красивых девушек Китая?

Вот эта индукция веры является очень важным моментом, определяющим её внушаемость. Я говорил о том, что религия первого типа неверифицируема потому, что основные события происходили в прошлом, и приходится хочешь-не хочешь верить в то, что Всевышний тысячелетия тому назад на горе Синай передал Моше Рабейну Тору в присутствии народа, а потом уже ничего не передавал. Доказательства того, что народ при этом коллективно присутствовал, никоим образом не могут наличествовать по давности лет, но в этом можно коллективно не сомневаться, что и делается. По версии американского ученого-библеиста Джозефа Этвилла всю историю об Иисусе придумали римские аристократы-политтехнологи, используя его образ как орудие пропаганды, чтобы "усмирять подданных". Он написал книгу "Мессия кесаря: римский заговор по выдумыванию Иисуса" ('Caesar's Messiah: The Roman Conspiracy to Invent Jesus'). Свое "открытие" Джозеф Этвилл сделал, когда читал единственный оставшийся письменный памятник об Иудее 1-го века. Этвилл говорит о десятках скрытых сходств между императором Титом Флавием и Иисусом. По словам библеиста, биография Иисуса от начала до конца сконструирована на базе более ранних историй.

Но представим себе, что Джозеф Этвилл доказал свою версию со 100%-ной надёжностью.  Можно со всей уверенностью утверждать, что эта надёжность не окажет вообще никакого влияния на число верующих и силу их веры. Попробуйте объяснить среднестатистическому верующему, что люди не ящерицы и не рыбы и у них непорочного зачатия не бывает, а значит версия рождения Девой Марией Христа при содействии специально прикомандированного к ней от Бога голубка не работает, поскольку придумана в те времена, когда никто не имел понятия о том, что такое партеногенез. Исследователь массовой психологии Гюстав Лебон ещё 120 лет тому назад доказывал, что толпа способна воспринимать только образы, причем, чем ярче образ, тем лучше восприятие, чудесное и легендарное воспринимается толпой лучше, чем логичное и рациональное. В религии второго типа верифицировать нелживость догматов веры вообще можно только в неопределенном будущем, т.е. никогда.

Иными словами, человек слаб, а слабому намного больше, чем сильному, претит быть слабым. В среде себе подобных в процессе как непосредственных, так и виртуальных контактов, верующий человек обретает силу. Тогда у верующего отпадают малейшие сомнения в справедливости гипотезы широкого охвата, чем в сущности и является любая вера. Если подбросить мёртвую птицу, то она камнем упадёт на землю. Если разжать руку, держащую живую птицу, то она взмоет в небо. Чтобы понять, почему живая птица в отличие от мёртвой не падает, нужно изучать аэродинамику. Дело это хлопотное, даётся далеко не всем. Проще сказать себе: "Так возжелал Вседержитель!" и под дружественным теплом этой всесторонне полезной гипотезы идти заниматься земными делами, не отвлекаясь на всякие пустяковые мысли. Всё простенько и со вкусом.

Именно по причине интеллектуальной лени и нежелания напрягаться люди с высшим образованием спокойно выслушивают бред типа (стр. 35): “…Как друзья, так и враги Иисуса Христа вновь и вновь поражались тому, что он говорил и совершал. Случалось, что, идя вместе с нами как обычный человек, он вдруг оборачивался и говорил, например, ”До того, как был Авраам, Я есть.“ Или ”Если вы увидели меня, вы увидели Отца своего”. Или же oн очень спокойно отвечал на обвинения в богохульстве: “Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи.” Мертвым он мог просто сказать: “Восстань!” или “Поднимись!”  И они выполняли его волю. Штормам морским он говорил: ”Успокойтесь”. А одному хлебу – ”Накорми тысячи людей”. И это свершалось тотчас же”. Удивительно, но штормы морские тотчас же брали под козырёк, а воспринимавшие эту чушь за чистую монету продолжали считать себя почему-то вполне нормальными людьми!

Но возвратимся к третьему типу государственной религии, к религии подлога или религии намеренного искажения реальности. Этот совершенно новый тип религии, возникший в супериндустриальном обществе, невозможно понять, не отталкиваясь от религии второго типа. Религию второго типа удобнее всего исследовать на примере социализма-коммунизма. Во-первых, фашизм существовал в несколько раз меньшее время, во-вторых, фашистское помешательство охватило значительно меньшее число стран и народов, чем коммунистическое сумасшествие, в-третьих, в отличие от Германии с её высокой культурой, развитой наукой и техникой, Россия, Китай, Вьетнам и даже европейские страны, находившиеся под игом СССР, были неизмеримо слабее и неразвитее и поэтому бессмысленность и тупость коммунистической экономики и "культуры" проявилась в заметно более наглядной форме.

Под социализмом имеют ввиду социально-экономическую доктрину, призывающую к общественной собственности и общественному контролю над собственностью и природными ресурсами страны. На самом же деле во всех без исключения случаях эта общественная социалистическая собственность при общественном над ней контроле целиком и полностью попадала в руки диктаторов и их подручных. После смерти Мао Цзедуна сотни женщин подали в китайское правительство заявления о детях, рождённых ими от Великого Кормчего. По существу всей китайской общественной собственностью распоряжался один этот самый Кормчий, который придумывал множество идиотских идей, наносивших огромный урон этой самой общественной собственности: коллективная ловля мух, травля воробьёв, варка стали в деревенских дворах и т.п. Это лишь один пример с Китаем. Сталин был самым крупным частным собственником в истории человечества. Ему лично принадлежала 1/6 часть земной суши с большими и малыми реками, озёрами и прилегающими морями. Он безраздельно распоряжался природными ресурсами, при необходимости отчуждал их, равно как и денежные средства, а также жизни людей самой богатой страны мира. Чего стоит одна лишь персональная линия метро от ближней сталинской дачи до его рабочего места в кремлевском офисе.

Все диктаторы социалистических государств, а иного типа правителей в этих государствах не было, жили на широкую ногу при том, что социалистическая общественность в своей массе перебивалась с хлеба на квас, стояла в 10-15-летних очередях за "Запорожцами" и "Трабантами", ждала половину жизни получение куцей жилплощади в 7 кв. м на человека, награждалась возможностью поехать за границу только при наличии однозначно удостоверенной преданности власти, представлявшей собой раскинувшуюся на просторах страны правящую мафиозной группировку. Дело в том, что нехватка средств существования, среднестатистическая нужда - всё это в странах социализма представляло собой мощнейший и на определенном этапе весьма эффективный фактор стимулов к научно-техническоу прогрессу. Государство оценивало пользу, приносимую членом общества, в виде небольшой прибавки материальных средств к скудному среднему достатку работающих. Если в капиталистических странах целью получения научных степеней являлось не столько честолюбие даже, сколько демонстрация научных потенций для последующего устройства на перспективную и хорошо оплачиваемую работу, то в СССР помимо фактора честолюбия важнейшую роль играла эта небольшая прибавка к зарплате после защиты кандидатских и докторских диссертаций. Работники всех видов искусств, творчески пропагандировавших преимущества социалистического строя, щедро награждались дотациями, многократно превышавшими заработок людей, выполнявших политически нейтральный труд.

Внедрявшие религию второго типа в народные массы провозглашали глобальную цель свержения капитализма и построения в обозримом будущем совершенного общества, завершающего предысторию человечества. В итоге ядовитая жвачка по имени "классовая борьба" полностью потеряла общественный вкус. Стало совершенно ясно, что во всех случаях предыстория человечества в социалистической редакции оканчивалась тривиальным голодом и нехваткой товаров народного потребления. При любых формах стимулирования со стороны государства, а не со стороны независимых от государства владельцев предприятий, научно-технический прогресс и наука социалистического общества влачили жалкое существование. Воровство и копирование достижений западных стран представляли собой одну из самых творческих активностей государственных людей. Не многим, например, известно, что в так называемых первых (секретных) отделах всех советских научно-исследовательских заведений определенные работники, пользовавшиеся доверием государства, могли вносить в особые тетради свои заявки на то, что именно советские шпионы должны украсть на Западе.

Сегодня лишь неизлечимые идиоты вместо объединения порядочных людей против мошенников призывают к борьбе пролетариев против капиталистов. Давно уже стало понятным, что пролетарии могут объединиться только для осуществления широко известного мероприятия под названием "на троих". Сегодня таких неизлечимых идиотов немало среди тех, кто перебрался в поисках лучшей доли для себя и потомков в США, Израиль, Германию и в другие страны, где давно уже принято разделять ветви власти и жить по-человечески. Сегодня таких клинических идиотов по кличке "совок" можно встретить практически везде, в том числе в Живом Журнале. Я, например, очень дорожу несколькими такими совками - друзьями моего журнала, которые являются живыми ископаемыми истории, снабжёнными ископаемой психикой. Самые светлые воспоминания их жизни связаны с очередями за солью, спичками и керосином, во сне они видят себя в пригородных электричках с сумками, набитыми докторской колбасой и шагающими в первомайских демонстрациях. Этот контраст между любовью к усатому убийце в яловых сапогах с трубкой в руках, набитой табаком из папирос "Герцеговина Флор", и безразличной нейтральностью по отношению к современной жизни в гаремной обстановке всеколбасности и вседжинсовости, является однозначным доказательством того, что рассматриваемая мною религия второго типа является ни чем иным, как именно религией. Этим людям вколоченная в их мозг вера заменяет и память, и обоняние, и осязание.

Понять, что из себя представляет государственная религия третьего типа, государственная религия супериндустриального общества, весьма непросто. Получать бенефиты от участия в управлении государством с использованием религии второго типа стало категорически невозможно. СССР, Китай, фашистская Германия, "аграрный социализм" Камбоджи, Вьетнам и другие полигоны внедрения рукодельных религий, основанных на снижении умственных способностей населения, своими историями массовых убийств нацело исключили возможность для растущей прослойки государственных управленцев супериндустриальных обществ пользоваться старыми приёмами упрвления общественным сознанием. После Второй мировой войны становилось всё более ясно, что именно религии второго типа, хотя их никто так не называл, были причиной гибели ста миллионов людей. Кроме того, стало ясно, что примитивные формы диктаторства с развешиванием железных занавесов на границах, с лагерями рабов и полуголодных труженников никоим образом не сочетаются с новыми тенденциями научно-технического прогресса, в частности требующими глобализации и возможности свободного аутосорсинга. По этой причине после Второй мировой войны стала зарождаться и матереть новая государственная религия, религия третьего типа.

Насколько мне известно, до сих пор никем не формулировался смысл этой религии и, что намного труднее, не делалось попыток объяснить практические преимущества этой новой религии для широкой и постоянно растущей прослойки государственных управленцев, существенная часть которых захватывает чисто паразитические функции и с их помощью кормится. Не будет лишним напомнить, что любая религия основана на противопоставлении верующих с неверующими. Задача любой религии - та или иная форма борьбы с неверием. Да, борьба с различными вариантами веры никогда не прекращалась: католики-протестанты, сунниты-шииты и т.п. В религии второго типа отклонявшиеся от линии партии расставались не только со свободой, но и с жизнью. Но борьба между различными модификациями религиозной веры в жёстком карательном режиме была уделом правящих государственных институтов аграрного и индустриального обществ. В условиях супериндустриального общества жесткие наказания за отклонения от "правильных вариантов" религиозного верования стали практически невозможными.


(Продолжение следует)

Часть VI

Часть VIII






Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments